Распечатать запись Распечатать запись

Джон фон Нейман и его безумная страсть к математике

Наше понимание определяется линзой, через которую мы рассматриваем вещи, а Джон фон Нейман смотрел на проблемы через стекло, обладающее очень большой оптической силы.

Примером тому могут служить его слова, произнесенные на первой национальной конференции Ассоциации вычислительной техники (ACM): “Если люди не верят, что математика проста, то только потому, что они не понимают, насколько сложна жизнь”.

Фон Нейман родился в Будапеште (Австро-Венгрия) 28 декабря 1903. Он был одним из самых ярких умов XX-го века, внес большой вклад во многие области современной науки. Восьмилетним ребенком он понял интегральное исчисление. В 22 года он получил докторскую степень в области математики в Католическом университете Петера Пазманя. В то же время он закончил Швейцарскую высшую техническую школу Цюриха, получив химическую инженерную специальность, так как его отец хотел, чтобы у сына было полезное образование.

Джордж Полиа, один из преподавателей Неймана в Цюрихе, рассказывал: “Я пришел к одной теореме, я сказал, что она не доказана, и доказать ее может быть трудно. Фон Нейман ничего не сказал, но через пять минут он поднял руку. Когда я вызвалл его, он вышел к доске и написал доказательство. После этого я боялся фон Неймана”.

После исполнения мечты каждого студента (примеч. я так понимаю, окончания вуза), фон Нейман преподавал в Берлинском университете, где он также начал написание колоссальной количества своих научно-исследовательских работ. В первый свой год на факультете фон Нейман опубликовал 12 крупных работ по математике.

В 1930 году он был приглашен преподавать в Принстонском университете, а три года спустя его пригласили в относительно новый Институт перспективных исследований, в котором работал Альберт Эйнштейн. В Принстоне он оставался до выхода на пенсию.

Фон Нейман выдвинул революционные идеи в теории множеств, теории структур, непрерывной геометрии, теории меры, эргодической теории, а затем он всерьез принялся за более сложные задачи, создавая математическую основу для квантовой механики и вводя исчисление предикатов.

Благодаря своей статье с теоремой о минимаксе для игр с нулевой суммой он считается основателем теории игр как математической дисциплины.

Фон Нейман использовал математику в экономике и выдвинул несколько теорий, которые были основой работы нескольких экономистов, получившей Нобелевскую премию.

Его математический гений сыграл важную роль в расчетах, необходимых, чтобы создать первые действующие атомные бомбы. Фон Нейман стал американским экспертом по кумулятивным зарядам и разработал взрывные линзы, которые были необходимы, чтобы вызвать атомный взрыв.

Его работа в рамках Манхэттенского проекта требовала погружения в вычислительные технологии, и фон Нейман внес значительный вклад в развитие информатики. Обычно ему отдают должное за стратегию ядерного равновесия в холодной войне между США и Советским Союзом. Он также придумал термин “взаимное гарантированное уничтожение” (mutually assured destruction, MAD).

Неудивительно, что Ганс Бете, получивший Нобелевскую премию по физике в 1967 году, заметил: “Я иногда задавался вопросом, не является ли такой мозг, как мозг фон Неймана на вид, превосходящий человека”. Тем не менее, он также был душой компании, фонтанирующий лимериками и регулярно развлекающий гостей. Его вторая жена, Клара, говорила, что он мог считать все, за исключением калорий.

Джон фон Нейман умер от рака 8 февраля 1957 года.

Источник: http://www.tennessean.com/article/20131228/OPINION04/312280029?nclick_check=1

Комментариев: 4

  1. 1 Артем:

    А еще фон Нейман известен своими высказываниями в стиле “С этими русскими вопрос не в том будем ли [бомбить или воевать], а когда” или “Если вы говорите почему бы бомбить завтра, я скажу: А почему не сегодня. Если вы скажете в 5 вечера, я скажу — почему бы не в полдень.” (цитирую по памяти) :)

    [Ответить]

    Елизавета Александровна Калинина Reply:

    Да, он был сторонником превентивного ядерного удара по СССР. Считал, что если у России будет ядерное оружие, то не избежать войны с Америкой.

    “With the Russians it is not a question of whether but of when,” he would say. An oft-quoted remark of his is, “If you say why not bomb them tomorrow, I say why not today? If you say today at 5 o’clock, I say why not one o’clock?” Отсюда: http://www-cs-faculty.stanford.edu/~eroberts/courses/soco/projects/1998-99/game-theory/neumann.html

    Однако к 1953 году стало ясно, что Россия ответит тем же, и вопрос о превентивном ударе отпал сам собой…

    [Ответить]

    Алексей Reply:

    Почему же это стало ясно к 1953-му году? 8 начале 1953 года умер Сталин и можно было предположить, что СССР смягчит внешнюю политику. А атомную бомбу СССР испытал в 1949-м году. Очевидно, 1949-й год является переломным во взглядах Неймана.
    Но главное, конечно, не дата, а проблема “гения и злодейства”. Вполне можно поставить фон Неймана в ряд с Ферми и дядюшкой Зеппом. Для Ферми его работа была просто “интересной физикой”, для последнего – “интересной экспериментальной медициной”. Вот и думай, прав ли был Эйнштейн?

    [Ответить]

    Елизавета Александровна Калинина Reply:

    О 1953 г. написано по ссылке, я оттуда взяла. Честно говоря, не хотелось бы вдаваться в философию, однако, как Вы справедливо отмечаете, в данном случае совсем от этого уйти не удается. Вопрос действительно очень сложный, и тяжело понять, где проходит та самая граница, та черта, за которой уже нельзя проводить исследования…

    [Ответить]

Оставьте свой отзыв

Добавить изображение