Распечатать запись Распечатать запись

Качество современного образования и реформа-1970

Вот такая статья висит у нас на факультете. По-моему, довольно интересно. И есть, над чем задуматься.

Качество современного образования и реформа-1970
Костенко И.П.

Качество современного школьного математического образования, сравнительно с 1940-1950-ми годами, упало раз в тридцать.


Основание: в 1949 г. по данным АПН примерно 70% учащихся 9-10 классов страны верно решали задания по алгебре, геометрии и тригонометрии, т.е. имели оценки не ниже “хорошо”, а в 2009 г. ЕГЭ-тестирование первокурсников МАДИ показало 2,4% таких студентов (примеч. Здесь не очень ясно, что автор в точности имеет в виду, хотя общий смысл достаточно прозрачен). Можно предположить, что во столько же раз (наверное, во много раз больше) упало количество качественных специалистов. Следствие — рост числа промышленных, экологических и социальных катастроф.

Исторический анализ позволяет точно устаносить момент начала снижения качества обучения — 1956 г., когда из школы-семилетки были “изгнаны” (термин реформаторов) учебники А.П.Киселева. И уже следующая министерская контрольная проверка 1957 г. фиксирует ухудшение показателей успеваемости.

1956 г. — рубежный год в истории нашей школы, с этого года в нее вторглись реформаторы и начали планомерную четырнадцатилетнюю подготовку к ее реформе. Подготовка эта называлась тоже “перестройкой”. Качество обучения за все эти годы продолжало перманентно снижаться.

Реформа началась в 1970 г. (ровно 40 лет назад — юбилей!) и катастрофически завершилась в 1978 г. Вот свидетельство ее непосредственного участника академика Ю.М. Колягина: “Когда были обнародованы результаты приемных экзаменов,… среди ученых АН СССР и преподавателей вузов началась паника. Было повсеместно отмечено, что математические знания выпускников страдают формализмом, навыки вычислений, элементарных алгебраических преобразований, решения уравнений фактически отсутствуют”. Т.е. в результате реформы произошло обессмысливание знаний учащихся и утрата навыков. С тех пор эти результаты только усугубляются, — сегодня уже фиксируется незнание студентами таблицы умножения.

Последовавшие за реформой в 1980-х гг. “’меры” по “совершенствованию” “неудовлетворительных” программ и “недоброкачественных” учебников закрепили эти результаты. Потому что не затронули основные принципы “онаученных” программ и сохранили “подкорректированные” учебники реформаторов (они навязываются школе и по сей день) и учебники их последователей.

“Демократические” реформы 1990-х гг. стимулировали дальнейшую деградацию уже всей школьной жизни и отвлекли внимание школы от учебного процесса. “Отвратительное” качество математических знаний школьников и студентов стало привычным. Его связь с реформой-1970 постепенно забылась. Нам предлагают новые объяснения низкого качества образования, наиболее массово понятое из которых — недостаток финансирования. Переводят наше внимание и активность на новые ложные цели — всеобщую компьютеризацию и информационные технологии обучения. В то время как строгие научные исследования физиологов доказывают, что “обучающие” компьютерные технологии приводят к атрофии способности анализировать информацию, т.е. к дальнейшему “отуплению” школьников. Уже необратимому.

Подлинная первопричина деградации заключена в реформе-1970, в ее идеологии “высокого теоретического уровня” обучения (приныип-ВТУ). Эта идеология, которую академик Л.С. Понтрягин назвал в 1980 г. “порочной”, направляет наше образование (в частности, через учебники) по сей день. В 1997 г. В.И. Арнольд подтвердил диагноз: “Выхолощенное и формализованное преподавание математики на всех уровнях сделалось, к несчастью, системой”.

Вот несколько реформатеорских инноваций, строго сохраняющихся 40 лет:

“Ужатие” арифметики. Уничтожение методики развития мышления с помощью устного счета и с помощью содержательных арифметических задач. Разрушение классической методики обучения обыкновенным дробям. В итоге, разрушение фундамента — начального математического образования.

Перегрузка программ высшей математикой. Авторы не понимали, что она требует иного качества мышления, которым дети не обладают (их мышление конкретно-образное и конкретно-действенное). Результат — разбухание программ, резкий рост объема учебников (сравнительно с Киселевым — в три раза), формализм знаний, сокращение времени для выработки навыков (их нет). Смешение элементов арифметики, алгебры, геометрии и теории множеств в начальной школе. Смешение элементов алгебры, тригонометрии и анализа в старших классах. Т.е. ликвидация классического предметного обучения и выведение из школы дидактического принципа системности. В итоге хаотизация содержания учебных программ, сильно затрудняющая учащимся их усвоение и сделавшая в принципе невозможным создание хороших учебников.

Изгнание из нашей школы лучших в мире учебников А.П. Киселева ( в некоторых зарубежных школах они работают до сих пор). Ликвидация принципа единого стабильного учебника. Результат — хаотизация работы учительского сообщества, затрудняющая обмен опытом и совершенствование преподаваня.

Повышение “научного уровня” строгости и теоретичности изложения материала в учебниках. В частности, внедрение аксиоматического метода организации учебного материала в геометрии. Результат — вымывание из учебников настоящей методики. Нынешние учебники не читают ни учащиеся, ни учителя. Потому что они непонятны. Геометрия стала самым нелюбимым предметом, геометрическую задачу могут решить лишь 1% абитуриентов (данные МАДИ).

Для официального сокрытия результатов реформы-70 использовалась “процентомания”. А вина за низкое качество знаний учащихся перекладывалась на учителей. Эти приемы ввел в 1970-х гг. министр-реформатор М.А. Прокофьев. Главный результат для детей — “унижение математикой” (проф. Ю.В. Покорный), отвращение к математике, деградация личности.

На вопрос “Что делать?” академик В.И. Арнольд ответил под аплодисменты участников Всероссийской конференции “Математика и общество” (Дубна-2000) “Я бы вернулся к Киселеву”.

Современные методы теории функций и смежные проблемы: Материалы Воронежской зимней математической школы. — Воронеж: ВГУ, 2011. 374 с. С.182–184

Комментариев: 16

  1. 1 Алексей:

    И Лев Семенович, и Владимир Игоревич во всех своих оценках были резки и безапелляционны. Анализ причин ухудшения (а это понятие относительное, которое уместно заменить термином “изменение”, и это не эвфемизм) без связи с историческим и социально-экономическим контекстом неверен. Нет смысла учить детей владеть луком, кавалерийскими навыками, охотничьими, черчению на кульмане, когда цель достигается другими средствами. И математика нужна другая. А с возрастом у академиков не только опыт увеличивается, но и уменьшается способность воспринимать новое. Вспомните слова Макса Планка о том, как побеждает научная истина.
    Чуть шире на жизнь смотрите, господа-товарищи математики. Или докажите фактами, что современные программы по математике не обеспечивают подготовки специалистов, решающих современные задачи.

    [Ответить]

  2. 2 Елизавета Александровна Калинина:

    Алексей, дело в том, что сейчас школьников не учат думать. И неважно,какие проблемы предстоит им решать. Тот, кто наизусть заучивает алгоритмы, при малейшем изменении условия задачи не найдет способа ее решить, он просто впадает в ступор. И в этом виноваты и школьная программа, и введение ЕГЭ, и многое другое. А то, что подавляющее большинство нынешних школьников не может ответить на вопрос, если он задан не теми словами, как учили, ни для кого не секрет… К сожалению…

    [Ответить]

  3. 3 Vlad aus Engelsstadt:

    Количество комментариев – это прямое свидетельство того, что
    1) проблема никого не волнует, не задевает (особенно керманычей – руководителей математического образования страны);
    2) Методисты-математики, “академики” АПН СССР и РАО не считают себя причастными к такому провалу “самого лучшего в мире советского математического образования”
    А ведь у нас на слуху высказывания Ю.Колягина о причинах обвала математического образования и о том, что при выяснении причин снижения уровня математической культуры выпускников во второй половине 80-х гг, были наказаны “без вины виноватые” профессиональные математики (А.Н.Колмогоров).
    В моем восприятии, Ю.Колягин – это типичный Рейнике-лис: он не мог не знать, что большее влияние на рассматриваемый процесс оказало внедрение идей Ю.Бабанского об оптимизации в обучении (при сознательном искажении оценок учителями школ и педвузов, а управление с искаженной информацией – прямой путь к катастрофе).
    Совмещение двух “революций” во времени – обновление содержания и неподготовленный переход ко всеобщему среднему образованию – вот главная причина реформы Колмогорова.
    Я с середины 70-х годов рассказывал студентам и школьникам о том, как американцы, противодействуя развитию математического образования, разводят и не безуспешно партийное руководство СССР сообщениями с “секретного совещания” своих военных. Будто бы какой то из адмиралов США на совещании заявил, что самым совершенным оружием русских являются их программы по математике для средних школ. Наши СМИ растиражировали этот бред и создали миф. Колягин, по моему тоже приложился к этой “дези” в методических статьях и учебниках.
    Вот поэтому я и считаю виноватыми в провале всех “ученых”-педиков и методистов из “образовательных академий”, ну и само собой – “ум, честь и совесть” той эпохи. Последним не дано было понять, что учит всех желающих и всех (в том числе и не желающих) – две большие разницы, а в условиях перестройки (математического) образования просто недопустимо. Математическое образование должно было рухнуть, вот оно и рухнуло!
    ЕГЭ – это добивание “загнанной лошади” и высшего образования.
    Вот такое мое мнение.
    Колягин – псевдо-ученый, а методисты и организаторы среднего образования просто ничтожества.
    При диктатуре таким место было бы в лагерях.
    Я предлагаю культурную революцию а-ля Китай 50-60-х гг: всех ученых-педиков – в сельскую школу. Пусть разгребают авгиевы конюшни, ими же созданные.
    Свежие силы придут на место старых пер_унов, глядишь школу и отпустит…
    Подняв среднее образование можно надеяться на спасение России
    И Украины то же.

    [Ответить]

  4. 4 Елизавета Александровна Калинина:

    Vlad aus Engelsstadt, Вы очень резки, хотя, если честно, я Вас понимаю. Но ведь еще Бернард Шоу сказал, что те, кто умеют что-то делать, делают, те, кто не умеют делать, учат, как надо делать, ну а учить, как надо учить, – это уже следующая ступень… ;)

    Другое дело, что сейчас, похоже, практически никому ничего не нужно, и в этом основная беда. И в России, и на Украине, и в Болгарии, да и во всем мире, похоже, тоже… И я с Вами совершенно согласна, что начинать нужно со школы, иначе ничего не изменить.

    [Ответить]

  5. 5 Vlad aus Engelsstadt:

    Елизавете Калининой.

    В чем моя резкость? Я что то не понимаю.
    Истинные профессионалы (в не зависимости от области деятельности) не поступают так как “ум, честь и совесть” целой эпохи или как методисты и организаторы школьного и вузовского образования.
    Это связано с древними как мир традициями профессионалов.
    По преданиям инженер-строитель должен был стоять под мостом (иногда вместе с семьей), пока идут испытания объекта.
    Такой профессионал вынужден был упреждать возможную халтуру подчиненных ему исполнителей.
    Вспомним недавнее время.
    Август-сентябрь 1945 года, когда на дальнем востоке было выполнено подписание акта об окончании 2-мировой войны. Японский адмирал подписав акт, вышел в соседнюю комнату на корабле и застрелился только по тому, что японские военные втянули свой народ в проигрышную акцию.
    Я же не предлагаю методистам так жертвовать собой, а всего лишь пойти отработать по их вине допущенный на ниве просвещения брак (и за того парня-угодника, которого уже нет с нами), чем реабилитировать себя в глазах народа. Народ им доверил самое ценное что имел – своих детей – как истинным профессионалам, а они так оправдали доверие народа. Использовали кредит доверия в своих корыстных целях в виде званий, должностей общественного уважения и прочей мишуры.
    Это произошло все из-за их холопо-холуйско характера поведения псевдо ученых и профессионалов сферы образования. Многие НИИ типа ВШ к середине 80-х стали “карманными-справочниками” для мудрецов со Старой площади в Москве и с огромным удовольствием делали науку “У-2″: угадать и угодить безумному “уму” облеченного всей полнотой власти в свое время.
    Принцип У-2 (угадать и угодить своим ответом учителю) навязанный методистами и педиками школе до сих пор жив в ней.
    А как Вам нравится объяснение: цель ЕГЭ объективизировать оценку и упредить коррупцию в школе и в ходе вступительных экзаменов в вузах…
    Я, например, в этом усматриваю открыто выраженный – демонстративный ПЛЕВОК в лицо всем честным учителям, которые еще остались в образовании и в школе. Возможно потому то честных профессионалов и в школе и в целом в образовании становится все меньше…
    Если обсуждать ЕГЭ по математике, то в нем логики мало или просто нет.
    Смотрим, главные цели среднего образования: воспитание высоконравственного, интеллектуально и физически развитого и достаточно обученного основам наук и технологии молодого человека (упорядоченность целей школьного образования в порядке убывания важности в моем представлении).
    А что проверяют на выходе?
    Достигнутость и не достигнутость наименее важную цели и только ее. Косвенно проверяются нравственные принципы выпускников при фиксации списывания во время испытаний.
    Объективность оценок легко восстановить меньшими затратами: заменив тотальное тестирование выборочным контролем с объемом 5-10% от общего объема. Для управленцев информации достаточно. А для восстановления объективности школьной оценки можно применить “полицейский” налет: проверка результативности обучения без предупреждения. Американская демократия это раньше у себя в вузах допускала…

    На мой взгляд сдача ЕГЭ не должна быть обязательной всех выпускников, а только для тех, кто желает поступить в вуз минуя этап предпрофильной подготовки. В Европе все поступают на 0-курс – курс подготовки к обучению в вузе. Там всех студентов готовят к восприятию вузовской программы (по свидетельству моих учеников поступавших в вузы – Цюрих, Фрайбург). Целью такого этапа является не столько обученности, сколько обучаемости – учебных потенций абитуриента. Поэтому организация обучения в вузовском “предбаннике” подчинено выявлению и фиксации именно ОБУЧАЕМОСТИ, а не обученности.
    Вред от ЕГЭ состоит и в том, что процедура измерения навязала стиль обучения и изучения школьных дисциплин. Сегодня математику (по Киселеву как хотел в свое время Арнольд, возможно это неправильно понятая массами хохма) учить невозможно из-за сопротивления учеников: зачем тратить силы и время на теорию, на вывод и доказательства теорем, на запоминание и четкое формулирование в устной речи правил, если нам нужен навык быстрой выдачи нормативного решения типовых задач.
    Вот теперь и изучают математику как как езду на велосипеде или как бухучет: формула под носом, решай не думая.
    Я клоню к тому, что проектируя контроль в той или иной форме, не следует забывать об эффекте воздействия процедуры измерения результатов обучения на сам процесс обучения. В социуме абстрагирование от этого фактора дает непредсказуемый результат: ученики уже не владеют математической речью и поголовно не могут объяснить, что, как и почему они так , а не иначе решают задачу. Учитель в одиночку этому феномену не сможет противостоять.

    Вернемся к обязательности ЕГЭ для всех.
    Обязательность ЕГЭ для всех – это деньги на ветер. Для выпускника средней школы: хочет сдает, не хочет нет было бы, на мой взгляд более правильным.
    Окажется на бирже труда, его вне зависимости от того проходил или нет он ЕГЭ протестируют на компьютере в зависимости от его запросов и амбиций.

    Теперь о тестовой форме контроля.
    Я смотрю на свое локальное окружение. Все усердно взялись за тесты и новшества болонской системы, особенно те, кто изначально не учил и не учит (то ли от неумения, то ли не от нежелания учить – “зачем плодить конкурентов для себя любимого?” – противодействие к качественному образованию внутри образовательного учреждения). Лекции и другие виды работ заменяет откровенным словесным блудом и трепом ни о чем во время занятий.

    Другие, напротив, с самого начала зададут тон и уровень такими, что в группе учатся 1-2 из 25, а остальные присутствуют. (Вот откуда и показатель в исследованиях института Гэллапа: “92% учеников протирают штаны в школе зря”. Если вы просматриваете “Народное образование”, могли встечать этот убийственный вывод. По утверждению автора, мне кажется Зверев, это по всей Земле)
    На мой взгляд скоро все разучатся учить (в смысле обучать и в смысле учиться).
    Янки в США уже спохватились. Они интенсивно внедряют тесты на тренинг устного счета.

    Заменять вступительный экзамен тестированием ЕГЭ в наших условиях “конвейерного” обучения в вузе это акция на подрыв высшей школы и государства изнутри. Именно поэтому американские советники в Украине так жмут на ЗНО в тестовой форме. Я имею в виду весеннее резкое одергивание Табачником п-Осла США. Именно поэтому Табачника в Украине все от националистов до аферистов требуют снять с поста министра МОНМС Украины. (Что вы хотите: Люди холопского звания / сущие псы иногда. … А в Украине всегда)
    Сегодня вузовского преподавателя больше волнует низкая обучаемость студентов, недостаточный уровень интеллектуального и физического развития, дефицит
    внимания и неумение концентрировать себя на некотором деле боле 10-минут.
    Без этого научить студента не смог бы и сам господь Б_г, а что говорить про простых смертных… Особенно в условиях, когда число ставок находится в прямой зависимости от числа обучаемых. Вот показатели у всех … какие надо (опять этот же принцип У-2 в действии).

    Если я в 1985 году школьники на меня жаловались родителям, классоводам и администрации школы: “Он нас доказывать теоремы заставляет”, то ныне мне нечто подобное заявляют студенты ФМФ одного из педвузов: “Почему вы требуете от нас доказательства правильности своих решений и теорем? От нас этого никто не требует, кроме Вас!”

    И последнее, быль относительно свежая.
    В журнале “Математика в школе” (Москва) ведущий отдела “Решение задач” отметил однажы, что задача № такой-то не была решена ни одним из решателей рубрики, и обратил внимание читателей на то, что задача была взята из материалов вступительных экзаменов в экономический университет Японии, а так же на то, что она (задача) не поддается усилиям среднего студента 3-го курса мехмата МГУ…

    Аллес капут, сказали бы немцы.
    А мы им не в тон: “все хорошо прекрасная маркиза. Все хорошо, все хорошо…”

    С наилучшими пожеланиями,
    Vlad aus Engelsstadt.

    [Ответить]

  6. 6 Елизавета Александровна Калинина:

    Спасибо Вам большое, что Вы это пишете. Вы совершенно правы. Наболело. Меня тоже очень волнует то, что молодежь перестала думать совсем, и с этим становится все хуже и хуже. ЕГЭ этому поспособствовал, как и ЗНО на Украине (впрочем, это одного поля ягоды). Недавно прочитала, что каждый третий выпускник школ на Украине не знает теоремы Пифагора…

    К сожалению, боюсь только, мало кто на самом деле понимает, что происходит. И не достучаться ни до кого…

    О резкости я писала только в плане слов.

    [Ответить]

  7. 7 Елизавета Александровна Калинина:

    Vlad aus Engelsstadt: Сожалею, что не спросила сразу. Вы не могли бы привести условие задачи из журнала “Математика в школе”, о которой написали? Буду премного благодарна.

    [Ответить]

  8. 8 Vlad aus Engelsstadt:

    С переходом из читального зала ФМФ КГПУ в интернет (это года 2-3) я
    просматривал регулярно Математику в школе. Этот случай был где-то между 2000
    и 2009 гг. Но вернее всего обратиться в отдел “Решение задач” журнала. Не
    думаю, что даже если ведущие отдела сменились, все равно этот случай в
    редакции не могли забыть: такое невозможно забыть – оно помнится долго.
    Если мне удастся восстановить этот случай поделюсь координатами сразу.

    Но вы можете сами повторить мои опыты с новичками на ФМФ.
    Я люблю всем студентам-новичкам (с кем я впервые встречаюсь) давать задачу
    для первого знакомства:

    Картофель в октябре стоил на 20% дороже, чем в сентябре, и на 20% дешевле,
    чем в ноябре.
    На сколько процентов дороже картофель стоил в ноябре, чем в сентябре.

    Результативность:
    Если в 90-х годах в аудитории с задачей справлялись 1-2 первокурсника, то в
    2000-2005 в аудитории как правило никто не справлялись, а приносили
    правильное решение после недельного обдумывания (и совместного обсуждения в
    домашних условиях) 1–2 студента ФМФ педвуза и очень редко более 2-х человек.
    В последнем случае не все из них могли изложить у доски свое решение.
    Объясняли это тем, что решили задачу с помощью родичей или знакомых.
    На третьем курсе ФМФ на потоке из 45-48 студентов, справились с решением
    (дали правильный ответ) 3 человека. Из них только один согласился объяснить
    свое решение.
    Меня удивило то, что после правильного решения находились амбициозные (но
    слабо подготовленные) студенты, которые предлагали свое неправильное решение
    как боле «правильное».

    РЕШЕНИЕ
    Пусть х стоимость картофеля в сентябре, а у – в ноябре. Тогда стоимость в
    октябре была равна 1,2х или 0,8у. Так как 1,2х=0,8у, то у=1,2/0,8х=1,5х. Это
    означает, что картофель в ноябре был в полтора раза дороже, чем в сентябре,
    то есть был дороже на 50%.
    Вот эти то 50% у большинства студентов ФМФ в голове не укладывались.
    Со студентами начальных классов у меня в начале 2000-х был еще хуже
    результат: они не могли решать нестандартные задачи для учащихся 1-4-х
    классов.
    Когда я их стал перевоспитывать, объясняя, что аморально становиться учителем
    (это были студенты 5-го – выпускного курса), они пояснили, что им до меня
    никто таких задач не предлагал, а теперь учиться их решать уже поздно: все
    внимание и время “съедает” дипломный проект…

    [Ответить]

    Евгений Reply:

    Условия задачи сформулированы чудовищным образом – не указано, что принято за 100%.
    Фраза “На 20% дороже (дешевле)” в русском языке может равным образом означать как соотношение 1/0,8, так и
    1,2/1.
    Недвусмысленной может быть лишь формулировка “цена выросла в октябре на 20%, а затем в ноябре еще на 20%”.

    [Ответить]

    Артём Крамар Reply:

    Недвусмысленной может быть лишь формулировка “цена выросла в октябре на 20%, а затем в ноябре еще на 20%”.
    Причём, необходимо добавить, что в ноябре цена выросла на 20% относительно относительно цены, что была в октябре. Тогда решение будет таково: пусть x – цена картофеля в сентябре. Тогда в октябре его цена составила 6x/5, а в ноябре – (6/5)*6x/5 = 36x/25. Следовательно, отношение цены картофеля в ноябре к цене картофеля в сентябре составляет 36/25 или 1.44, иначе говоря, картофель в ноябре стоил на 44% дороже, чем в сентябре.

    [Ответить]

  9. 9 Елизавета Александровна Калинина:

    Да, все действительно плохо настолько, что кажется, что дальше некуда. А вот ведь, становится все хуже и хуже…

    И потом вот эти нынешние студенты придут учить детей. Откуда же, спрашивается, у детей знания возьмутся?..

    Свой печальный опыт имеется, думаю, у всех. Так, практически во всех мне известных приличных вузах (вот только об МГУ не знаю) введены дополнительные занятия для первокурсников по школьной программе по математике. Это для студентов-математиков!

    [Ответить]

  10. 10 Vlad aus Engelsstadt:

    “Да, все действительно плохо настолько, что кажется, что дальше некуда…”
    Это и хорошо: быстрей спохватятся те, кто принимает ответственные решения по школе.

    Но тем, кто небезразличен к проблемам школы, обязан не оставлять в покое министерства и их чиновников, РАО и “ученых с большой дороги от педагогики и методик преподавания”.

    Наводить порядок следует начинать с педвузов и в самой школе.
    В педагогической науке тоже нужно, но и тут все проще пареной репы. Конструктивным (на мой взгляд) выглядит расхожее в народе предложение о том, что в научных и чиновничьих учреждениях системы образования следует сократить число ученых, работающих постоянно и сокращать их в первую очередь. Это квалифицированные люди они себе место найдут в образовательных учреждениях, а если вернутся в науку будут работать, а не отсиживаться.
    На мой взгляд, мы до сих пор не имеем исчерпывающего анализа провала колмогоровской реформы, “мальчика” для битья в лице Колмогорова выбрали и все промолчали. А выпороли то без вины виноватого. Зато превозносили и продолжают превозносить “новаторов” типа В.Ф.Шаталова и Ко.
    Всеобщее отмалчивание – это латентное признание справедливости решения суда от отряда “ум, чести и совести всей эпохи”.
    Колягин пытался дать анализ, но мне он не понравился из-за того, что он не указал явно главные причины провала реформы.
    Не знаю как в России (там возможно лишь учебники под редакцией Мордковича слабы), а у нас в Украине учебники по математике, информатике и физике не выдерживают критики: непомерно толсты и пропорционально толщине бестолковы.
    Дело в том, что выпуск учебников дан на откуп необразованным в математике ученым-методистам. Но и авторский коллектив во главе со Шкилем выпустил учебник, который не жалко было бы из типографии отправить в пункт приема макулатуры.
    Математическое образование в Украине (и в России по моим прикидкам) отброшено на до и/или послевоенный уровень…
    В связи с этим полезно перечитать воспоминания Р.Фейнмана о его работе в университете в Бразилии… Весьма схожая ситуация с нашей.
    ЕГЭ и ЗНО не самое последнее зло, но это “последняя точка над и”, но возможно последний гвоздь, вбитый в гроб советского математического образования.
    Выход имеется.
    Нужен сайт для группы небезразличных людей, которые бы начали производство качественной видео продукции по ф-м дисциплинам. На западе такие группы работают. Работают они и у нас. Нужен отбор и создание листов ссылок на качественную видео продукцию. См. Интуит.ру (там халтуры меньше, чем на ютубе – продукция не проходит рецензирование и отбор).
    “Главное, ребята, сердцем не стареть…” и не поддаваться панике.
    Все равно здравый смысл должен восторжествовать.

    [Ответить]

  11. 11 Елизавета Александровна Калинина:

    Вот мне почему-то совсем не кажется, что тех, кто принимает ответственные решения по школе, беспокоит то, что происходит. Или даже не так: не факт, что они не хотят всеобщей дебилизации населения. А может, им просто хорошо за все это заплатили?

    У нас в прошлом году люди подписывались против школьной реформы, которую навязывали сверху. И что Вы думаете? Сказали, что нужно реформу дорабатывать. Ага, и тут же начали ее внедрять втихую.

    Наши школьные учебники тоже не выдерживают никакой критики, не только учебники по математике и физике, по другим предметам тоже. При этом их восхваляют, продвигают и проч. (вот тут, например, можно посмотреть: http://netedu.ru/). Деньги в этой области крутятся немалые…

    Уровень образования крайне низкий. Вы сравниваете с до/послевоенным уровнем. Тут есть некоторое отличие. Я не знаю, как обстоят дела в Украине, но в России сейчас мало тех, кто действительно хочет учиться и прикладывает хоть какие-то усилия, чтобы получить знания. В этом огромная разница с тем, что было после войны. Как с этим бороться?

    Да, есть люди, которым не все равно. И они делают то, что могут. Я что-то пытаюсь изменить, публикуя какие-то материалы на этом сайте, пытаясь заинтересовать и хоть чему-то научить тех, кого еще можно заинтересовать и научить… Я не уверена, что только видеопродукция может решить проблему. Нужно много всяких разных материалов. Главное, чтобы они были доступны любому желающему, причем бесплатно. Этим, собственно, и пытаюсь заниматься…

    [Ответить]

  12. 12 иван1226:

    Я рад что ещё есть такие люди как вы,спасибо вам.

    [Ответить]

  13. 13 Вася Пупкин:

    Я в школе не учил математику, потому что не понимал, зачем это нужно, а учителя в качестве примеров приводили подсчет сдачи в магазине и т.п., что ни сколь не мотивировало к ее изучению, т.к. на тот момент я уже успешно ходил по магазинам и считал сдачу)) В каком-то классе я решил, что больше не хочу быть двоечником. Придя домой, открыл учебник и… закрыл. Теория подавалась в столь сжатом виде (буквально одна – пол-страницы), что самому что-либо понять было невозможно, учебник выступал, скорее, в качестве задачника. Но я тогда принял это за свою тупость, а не за убогость самого учебника.А таблицу умножения до сих пор не знаю, просто с механической памятью туго, хотя сама математика дается более-менее хорошо ) А еще наплевательское отношение учителей. Однажды, подошел после урока одноклассник к учителю и попросил объяснить материал еще раз, на что та ответила: Твои проблемы, на уроке лучше слушать и понимать надо. В итоге он начал ходить к ней на дополнительные (платные, естественно) занятия ))

    [Ответить]

  14. 14 Елизавета Александровна Калинина:

    Да, к сожалению, тут не только в программе дело. Одно к одному…

    [Ответить]

Оставьте свой отзыв

Добавить изображение