Распечатать запись Распечатать запись

Первое апреля, математики тоже шутят ;)

А еще говорят, что математика сушит человека…
(В.М. Есипов, читавший нам лекции по математическому анализу)

Итак, с праздником вас! Выяснила тут, что 1 апреля – день математика, неофициальный, правда, но все же ;) (Это не шутка!)

Помогла долговая тюрьма

Случилось так, что на конкурс Парижской академии наук на тему “О распространении волн в технических бассейнах’’ за целых 10 лет не было подано ни одной работы. Проживавший в это время в Париже молодой русский математик Остроградский не получил своевременно от отца денег, задолжал в гостинице и, по заявлению ее хозяина, был посажен в долговую тюрьму “Клиши’’. Молодой ученый в тюрьме усиленно занялся математикой и написал свою знаменитую работу “Мемуар о распространении волн в цилиндрическом бассейне’’, в которой успешно решил вопрос, поставленный Парижской академией. В ноябре 1826 года французский математик Огюстен Луи Коши (1789-1857) с самым лестным отзывом представил эту работу Парижской академии. “Мемуар’’ Остроградского был удостоен высшего отличия в виде публикации в “Записках ученых посторонних академий’’ (1832). Из долговой тюрьмы Остроградского выкупил также Коши, хотя он и не был богатым человеком. Когда, спустя многие годы, академика Остроградского спросили, чему он обязан в решении столь трудной проблемы, он кратко ответил: “Тюрьме!’’.

Самооценка Ферма

Из биографий Декарта и Ферма известно, что спор между ними разгорелся именно в связи с решением задачи о касательных и продолжался до конца жизни Декарта. Ферма называл этот спор “небольшой войной против Декарта’’, а Декарт – “маленьким математическим процессом против Ферма’’. В дни наиболее яростных атак Декарта на Ферма последний в письме к их посреднику Марину Мерсенну шутливо писал: “Как бы низко не ставил меня Декарт, мое собственное мнение о себе гораздо скромнее’’.

“Математики – самоистязатели’’

Карл Теодор Вильгельм Вейерштрасс (1815-1897), будучи восемь лет преподавателем католической гимназии в городе Бранденбурге, усиленно занимался математикой. Директор гимназии с уважением относился к его занятиям математикой. Однажды Вейерштрасс утром не явился на урок, дав ученикам повод пошумет в классе. Директор гимназии, придя на квартиру к Вейерштрассу, к своему удивлению обнаружил, что он всю ночь занимался математикой и, не заметив наступившего уже утра, продолжал свои размышления перед горящей лампой. Вскоре в знаменитом “Журнале чистой и прикладной математики’’, издаваемом А.Л. Крелле (1780-1855), появилась статья Вейерштрасса по теории функций Абеля с датой 11 сентября 1853 года.

Много позднее сестра Вейерштрасса Клара в одном из писем Софье Васильевне Ковалевской (1850-1891) от 22 марта 1882 года писала: “Математики – самоистязатели’’. Когда Карл одержим математикой, то даже “за едой он указательным пальцем правой руки пишет формулы на поверхности другой руки’’.

И.И. Баврин, Е.А. Фрибус “Занимательные задачи по математике’’.

На семинаре профессора С.Г. Михлина по матфизике докладывает аспирантка одного из его коллег. К ней обращаются с вопросом:
- Скажите, Вы уверены, что последнее условие является необходимым?
Девушка морщит лобик и через некоторое время решительно заявляет:
- Да, оно мне нужно очень-очень!

Когда Харьковский университет поставил как-то вопрос об изучении конических сечений на факультетах естественного разряда, то генерал Кокошин, попечитель Совета университета, заявил:
- Только лишняя пачкотня будет. Притом, по-моему, это гораздо удобнее и приличнее будет в ветеринарном заведении…
Генерала подвела филология: когда б от слова “конус’’ образовалось прилагательное более привычным для русского языка образом (например, “конусный’’), попечитель, по крайней мере, с лошадьми б вопрос не увязывал.

Карл Якоби возвращается домой с коллегами после лекции своего друга астронома Фридриха Бесселя. Один из них (по данным некоторых источников, известный физик Франц Нейман) говорит:
- Как мог Бессель нам рассказывать такие вещи, которые каждый из нас еще в школе слушал?!
- Да, милый друг, – замечает Якоби, – когда бы Бессель утром в течение часа, который он со мной гулял, не разъяснил мне суть своего сообщения, я бы тоже ничего из него не понял.

Профессор Р.О. Кузьмин, как обычно, возвращается с лекции весь в мелу. Ему предлагают одежную щетку.
- Не стоит, коллега… Я сейчас сяду в трамвай и оботрусь по дороге…

(Ленинград, 30-е годы)

Декан матмеха З.И. Боревич в ответ на вопрос, не был ли он первым аспирантом профессора Д.К. Фаддеева, сказал:
- Нет, первым был Подсыпанин. Я у Дмитрия Константиновича третий…
- Ну и что?! – моментально нашелся А.В. Малышев. – В русском фольклоре третий сын в конце концов бывает самым удачливым!

И. Славутский, “И в шутку, и всерьез о математике…’’

Оставьте свой отзыв

Добавить изображение